Еще раз об инфляции

Фото: http://pg13.ru Фото: http://pg13.ru

Инфляция, по данным Росстата, текущий год начала практически с нулевой скорости. К февралю-марту она разогналась до 0,2 процента в месяц, но все равно остается на уровне, который позволяет денежным властям утверждать, что целевой уровень роста цен в 4 процента к концу года будет, несомненно, достигнут. Но вот незадача - простые граждане почему-то успехов не замечают и продолжают жаловаться на постоянное удорожание продуктов. Фонд общественного мнения провел опрос граждан на этот предмет и выяснил, что 72 процента  респондента ощутили рост цен за последние два-три месяца.

Почему такие расхождения? Росстат неправильно считает или дело в чем-то другом? Уважаемое статистическое ведомство совсем не виновато. (Оговоримся сразу, что абсолютно точный экономический показатель создать просто невозможно - ни теоретически , ни практические). Дело в том, что Росстат считает инфляцию по широкому спектру товаров и услуг. Темпы повышения цен на каждый вид или группу товаров различаются – некоторые растут быстрее, некоторые медленнее, а некоторые (правда, их мало) даже дешевеют. Средняя цифра по такому «лоскутному одеялу» и дает показатель официальной инфляции. А гражданин, посещающий магазин, естественно, пользуется значительно более узким набором продуктов. Характерная черта инфляции, известная даже не экономистам, заключается в том, что цены на товары повседневного спроса растут значительно быстрее. Ведь от них невозможно отказаться, а поэтому покупать их будут в любом случае.

Вывод нерадостный, настраивающий на то, что с «бытовой, продуктовой» инфляцией придется смириться? Вовсе нет. В рыночной экономике существует два механизма обуздания инфляции. Первый – свободная конкуренция, которая осталась только на страницах учебников. Второй – государственное регулирование. И именно оно выступает инструментом (по сути единственным реальным) сдерживания цен. Эти функции в странах с рыночными традициями  выполняет антимонопольное ведомство. Названия могут быть разными – суть одна – оно призвано бороться с произволом монополий и при этом наделено огромными полномочиями.

О том, что надо сдерживать аппетиты монополий, поняли в результате эмпирических наблюдений. То есть на основе опыта. В 70-80-е годы прошлого века большинство стран Запада испытывали период ускоренного подорожания товаров. Причина была простой - в то время общество переживало очередную волну научно-технического процесса. В результате полки магазинов заполнили доселе невиданные, но крайне привлекательные товары, а возросшая производительность труда (прогресс не прошел мимо промышленного оборудования) обеспечила заработки, которые позволяли все это покупать. Все бы хорошо, но настроение портили ускоренно меняющиеся ценники.  

«Вальс этикеток» кружил с темпом от 20-25 процентов в Италии до 8-9 процентов в ФРГ  с промежуточными 12-15 % в Великобритании и Франции. Понятно, что этот феномен стал предметом пристального изучения. И на Западе и в нашей стране. На Западе были заинтересованы в практическом результате – надо было найти способ как-то обуздывать инфляцию, поскольку она негативно отражалась на социальной стабильности. А для нас это был один из немногих оставшихся к тому времени аргументов в пользу социализма -ведь у нас официально цены были стабильными (про черный рынок тактично умалчивали).

Лучшие экономические умы того времени пришли к следующим выводам. Первое – инфляцией считать любой (любой!) рост розничных цен. И второе – найдены причины такого роста. Их пять: монополистическое ценообразование, завышенные цены в военно-промышленном комплексе, импортируемая инфляция, выпуск денег под дефицит бюджета и кредитная эмиссия банков (специфическая способность банков увеличивать массу денег в обращении в результате кредитной деятельности). Заметим, что только два  последних фактора относятся к денежным (монетарным).

Главной же причиной роста цен была признана монополия. Или олигополия - то есть доминирование в отрасли (на рынке) нескольких крупных компаний, которым очень просто договориться о ценах. Причем они могут даже не договариваться формально. Они настолько хорошо чувствуют «локоть» друг друга, что осуществляют скоординированную политику в области цен и без специальных совещаний. То, что у нас экономика крайне монополизирована, специально доказывать не надо. В этом-то и причина. Монополии могут повышать цены, поскольку обладают способностью воздействовать на рынок за рамками экономических законов. Прежде всего, спроса и предложения. Это и отличает их от просто крупных компаний. Сокращение спроса на подорожавшие товары их мало волнует, поскольку они просто-напросто снижают выпуск товаров, сохраняя массу прибыли - ведь продукция подорожала и итог объема прибыли прежний.

Вообще, монополии умеют делать только две вещи – повышать цены и объяснять, почему они вынуждены это сделать. И вот в этом кроется еще одна опасность для экономики. Не менее серьезная, чем разгон инфляции. Конкуренция формирует уровень цен, на который и ориентируется производитель. Поэтому он постоянно должен следить за тем, чтобы его издержки «вписывались» в ценовые условия рынка. Заниматься модернизацией, повышением качества, рационализацией производственного и управленческого процесса.

Монополии такие хлопоты совершенно чужды. Если их не утраивает цена – они ее просто повышают. Мы постоянно слышим от хорошо одетых и упитанных джентльменов, что мол, и бензин с соляркой подорожали, и продавцы удобрений с комбикормами совесть потеряли, а трактора и прочая техника вкупе с запчастями стали практически недоступны после девальвации рубля…Поэтому молоко, мясо и крупа просто не могут оставаться в прежней цене. И никто из них ни разу не поделился мыслями о том, как бы снизить издержки и получше организовать производственный процесс, как бы найти более совестливого поставщика химикатов и так далее. Согласен, сложно. А главное, совершенно ни к чему, если можно исправить ценник.

Из вышесказанного следует несколько выводов. С инфляцией, вызванной преимущественно, немонетарными факторами бороться монетарными методами, мягко говоря, не очень эффективно. И второе, при отсутствии конкуренции ограничить произвол монополий может (и должно, раз в них дело) государство. И никакого насилия над рыночной экономикой не усматривается. Ведь так поступают во всех странах с богатым опытом регулирования хозяйственных процессов. И именно таким образом можно не только сдержать тотальное инфляционное подорожание, но и создать стимулы для развития и повышения эффективности компаний.

Михаил Беляев, главный экономист ИФРУ, ведущий аналитик Агентства ФинЭк

Мнение эксперта

Фото: http://www.rusfact.ru

Слышать об унижениях, которым подвергаем МОК наших спортсменов, горько и обидно. Надо ли говорить, что с СССР никто и ни при каких обстоятельствах не смел бы так поступить. Всем понятно, что за действиями никого не…

Интервью

Джульетто Кьеза: Существование России – это единственный фактор, способный остановить Запад

Джульетто Кьеза - один из самых известных в мире журналистов и писателей. Он был московским корреспондентом таких газет, как «Унита» (1980—1990) и «Ла Стампа» (1990—2000). Автор многих громких расследований, связанных с политикой мировой финансовой закулисы. …

Коротко

Сергей Железняк о цене европейского гостеприимства

"Миграционная политика большинства европейских стран продемонстрировала свою ущербность. Проблема заключается в провальной стратегии европейских политиков в отношении мигрантов и отсутствии навыка выстраивания цивилизованного диалога с расширяющимся кругом национальных и религиозных групп, которые грозят в ближайшем будущем полностью изменить лицо современной Европы".  

    Сергей ЖЕЛЕЗНЯК, член Комитета Госдумы РФ по международным делам

    На злобу дня

    Луций Анней Сенека о задержании во Франции олигарха-сенатора Керимова

    "Лучше иметь не деньги, а власть над теми, у кого они есть".

      Луций Анней СЕНЕКА, римский философ

      Очередная серия киноальманаха, посвященного творческому наследию Александра Зиновьева

      Книжный

      Александр Широкорад - «Союз, который мы потеряли»

      Ностальгии по СССР посвящено уже немало книг. Военный историк, писатель и публицист Александр Широкорад написал еще одну - «Союз, который мы потеряли». Как жили в…

        Go to top