О репарациях с Германии в СССР знали все, но помалкивали об этом

Фото: Агентство ФинЭк Фото: Агентство ФинЭк

В ряду антисоветских и антироссийских мифов о Второй мировой войне миф о грандиозных репарациях с Германии, которые взимал победивший СССР, занимает пусть не первое, но вполне «почетное» место. Его апологеты до сих пор твердят о тотальном ограблении Германии, о том, что из поверженной страны вывезли все до последней нитки и гвоздя, и без этого «награбленного» имущества нам никогда бы не восстановить своего разрушенного войной хозяйства.

Так что это было со стороны СССР – грабежом или законной контрибуцией? И какую все-таки роль сыграло трофейное имущество в восстановлении разрушенной экономики?

На тему контрибуции, взятой СССР в Германии в 1945-1947 гг., корреспондент Агентства ФинЭк беседует с военным историком, писателем и публицистом А.Б.Широкорадом.

 

- Так чем же была эта контрибуция, компенсацией за понесенные в годы войны потери или все же грабежом?

- Изъятие ценностей у побежденного всегда было законным правом победителя. В данном случае победителем был Советский Союз, который понес немыслимые потери. За время войны было уничтожено 1710 городов, 70 тыс. сел и деревень, 32 тыс. предприятий промышленности, 65 тыс. км железных дорог, 98 тыс. колхозов и 2890 машинно-тракторных станций. Непосредственный ущерб советской экономике составил 679 млрд руб. Полный ущерб, включающий в себя затраты на реконструкцию заводов и ведение войны, оценивается экономистами в 2 трлн 596 млрд руб. Народное хозяйство, металлургия, сельское хозяйство были отброшены на 10 лет назад. СССР потерял больше, чем все государства Европы, включая Германию, вместе взятые!

Так вот, контрибуция должна была хотя бы отчасти компенсировать эти чудовищные потери. Что подпадало под контрибуцию? Практически все - пассажирские лайнеры, станки, автомобили, паровозы, рельсы, шпалы, приборы, оборудование… Надо отметить, что мы получали репарации не только из Восточной зоны Германии. Из Западных зон, занятых союзниками, было намечено передать СССР и Польше около трехсот заводов. После начала «холодной войны» эти передачи были заморожены, но из 39 особо важных заводов, предназначенных для репараций Советскому Союзу, тридцать были полностью демонтированы к 1948 г.

Кстати говоря, в СССР в послевоенные годы сложилась парадоксальная ситуация. О репарациях с Германии знали все, многие пользовались вывезенными из Германии товарами, вещами, но предпочитали помалкивать об этом. И уж тем более об этом нигде не писалось.

Между тем, скажем, в послевоенной Москве чуть ли не каждый восьмой легковой автомобиль был трофейный. Советские граждане регулярно плавали по Черному морю на трофейных пароходах «Победа», «Россия» и «Адмирал Нахимов».

 

Пароход «Победа» изначально назывался «Magdalena»

 

Физелер Фи-156 «Шторьх», немецкий легкий одномоторный самолет, использовался в глубокой периферии СССР – в Средней Азии, на Дальнем Востоке, на Камчатке.

Я, когда учился в институте, на подмосковной даче своей однокурсницы слушал по вечерам «Голос Америки» и «ВВС» с помощью германского лампового радиоприемника «Телефункен». Он был громоздкий, на колесиках, но с помощью его настроек можно было легко отстраняться от советских «глушилок».

- Какие были законные основания для взятия контрибуции с Германии?

- Официально вопрос о репарациях рассматривался на Ялтинской конференции в феврале 1945 г. Главы союзных держав договорились о следующем: Германия обязана возместить ущерб, причиненный ею в ходе войны союзным нациям; репарации должны получать в первую очередь те страны, которые вынесли главную тяжесть войны, понесли наибольшие потери и организовали победу над врагом.

По договоренности между союзниками репарации должны взиматься в трех формах. Во-первых, единовременные изъятия в течение двух лет после капитуляции Германии из национального богатства, находящегося как на территории самой страны, так и вне ее (оборудование, станки, суда, подвижной состав, германские вложения за границей, акции промышленных, транспортных, судоходных и других предприятий Германии и т.д.). Причем эти изъятия должны были проводиться главным образом с целью уничтожения военного потенциала Германии.

Во-вторых, ежегодные товарные поставки из текущей продукции. И, в-третьих, использование германского труда.

 

Подготовка станков к отправке в СССР

 

Более конкретно о репарациях было сказано в решениях Потсдамской конференции 16 июля — 2 августа 1945 г.

- Есть ли данные по масштабам контрибуции, которую СССР получил от Германии?

- Согласно опубликованным в 1990-е гг. данным Главного трофейного управления, в СССР из Германии было вывезено около 400 тыс. железнодорожных вагонов, в том числе 72 тыс. вагонов строительных материалов, 2885 заводов, 96 электростанций, 340 тыс. станков, 200 тыс. электромоторов, 1 млн 335 тыс. голов скота, 2,3 млн т зерна, 1 млн т картофеля и овощей, по 0,5 млн. т жиров и сахара, 20 млн литров спирта, 16 т табака. В СССР вывезли телескопы из астрономической обсерватории университета Гумбольдта и вагоны берлинского метро.

Кроме того, вывезено 60 тыс. роялей, 460 тыс. радиоприемников, 190 тыс. ковров, 940 тыс. предметов мебели, 265 тыс. настенных и настольных часов.

Но общих масштабов контрибуции, взятой в Германии, не знает никто. Кстати, и сейчас я очень сомневаюсь, что где-то даже под грифом «Сов. секретно» есть отчет или книга, охватывающая все аспекты этой контрибуции.

Кроме этого, на территории Германии были созданы «советские» заводы, которые поставляли свою продукцию в СССР. На них вместе работали советские специалисты и управленцы и немецкие рабочие. В разрушенной Германии работники из местных жителей получали зарплату, могли прокормить свои семьи. Мы дали работу сотням тысяч немцев. На таких заводах выпускался самый широкий спектр товаров и продукции. Например, на верфях Германии для СССР строились подводные лодки. Немцы делали для нас радиоприемники, выпускали первые «советские» телевизоры.

Вообще можно утверждать, что Советская военная администрация (1945-1949 гг.), под эгидой которой работали все эти заводы, закладывала основы будущего общего социалистического рынка – СЭВа.

- А как обстояло дело с трофеями?

- Взятие трофеев было узаконено приказом Сталина от 9 июня 1945 г. Солдатам разрешалось пересылать регламентированное количество посылок плюс все, что смогут унести на себе при демобилизации. Генералам бесплатно выдавалось по автомобилю, офицерам — по мотоциклу или велосипеду. Офицерам продавали по низким ценам ковры, меха, сервизы, фотоаппараты, а полковникам — автомобили.

 

Трофейный автотранспорт

 

Чем наполнялись солдатские посылки? В основном тем, что было брошено, оставлено убегавшими немцами. Наши войска в Германии входили во многие городки и поселки, где фактически не было жителей. Очень часто все их имущество было брошено, валялось на улице, вдоль дорог, словом, было бесхозным. Да, были случаи, когда бойцы врывались в дома к мирным жителям, грабили их, занимались мародерством. Но это все же исключения, и очень часто такие прецеденты завершались для его участников расстрелом у стенки.

Кстати говоря, этим же заканчивали свой жизненный путь и насильники. Те, кто твердит об «изнасилованной Германии», называя даже фантастическую цифру 2 млн немок, - несут чушь собачью. Не хочется даже спорить с такими «правдокопателями». Зато, скажем, мне известны факты, когда на стадионы в оккупированных немецких городах приглашали местное население, а затем прямо при них расстреливали уличенных в насилиях над немками солдат и даже младших офицеров.

Не будем забывать, что в 1945—1948 гг. в Германии не было государственной власти. Все, что не было конфисковано советскими военными, немедленно разворовывалось шайками гастарбайтеров, в первую очередь поляков, или местным населением.

У некоторых советских генералов при «приватизации» ценностей в Германии оказались чрезмерные аппетиты. Скажем, известна история певицы Лидии Руслановой и ее мужа генерала Владимира Крюкова.

Крюков вывез из Германии автомобиль «Horch 951 А», два «мерседеса» и «ауди». Семейная пара привезла в СССР несколько сотен первоклассных полотен, которые могли бы украсить любой музей. На следствии Русланова заявила, что все это она купила у немецкого населения. Интересно, чем она могла расплачиваться? Казенными продуктами, бензином? Советскими рублями? Они, конечно, могли быть заработаны певицей, но вывозить их за пределы СССР запрещалось – это было уголовно наказуемое преступление.

- А как обстояло дело в западных зонах оккупации, куда вошли союзники?

- У нас был преимущественно плановый вывоз ценностей, американцы же нередко грабили в индивидуальном порядке, инициативно.

На территорию США не упала ни одна бомба и ни разу не ступала нога оккупанта. И тем не менее янки и англичане, оккупировавшие существенно большую часть Германии, тотально ограбили ее. Так, из шахты «Меркерс» в Тюрингии янки забрали все картины берлинских музеев и несколько сот тонн золота Рейхсбанка. Кстати, кража этого золота стала самым большим ограблением в мире, так что в 1957 г. попала в Книгу рекордов Гиннесса.

В Австрийских Альпах американцы обнаружили состав из 52-х вагонов. В 29 вагонах оказались изделия из золота, серебра и бриллиантов. Через два года остатки этих ценностей были проданы на аукционе в Нью-Йорке. Выручка составила менее одного процента от первоначальной стоимости найденных ценностей. Остальное было разворовано.

Следует заметить, что США загодя готовились к захвату трофеев в Германии. Так, в Америке США еще в сентябре 1943 г. была создана группа «Алсос» под командованием полковника военной разведки Бориса Паша. В нее вошло несколько десятков профессиональных разведчиков, а также военных и гражданских ученых. Цель миссии состояла в захвате ученых, документации и аппаратуры в области ядерных исследований, а также других наиболее приоритетных отраслевых наук. Любопытно, что миссия «Алсос» действовала втайне не только от союзников США по антигитлеровской коалиции, но и от Госдепартамента и иных учреждений США.

Часто интересы союзников пересекались Любопытный пример — в апреле 1945 г. руководство британской разведслужбы МИ-5 решило провести тайную операцию по изъятию переписки королевской семьи с их германскими родственниками. Дело в том, что английский король Георг VI и его мать королева Мария переписывались со своими немецкими родственниками из династии Хессе, представители которой с XII в. правили ныне федеральной землей Гессен, а королева частенько и подолгу гостила в их замке в Кронберге. В 1945 г. он вошел в американскую зону оккупации. И королевская семья опасалась, что переписка и другие документы, находившиеся в замке, могли попасть к американцам и впоследствии использоваться для шантажа.

И тогда Георг VI дал главному библиотекарю Виндзорского дворца Оуэну Моршеду и хранителю королевских картин Энтони Бланту деликатное поручение — поехать в занятые американцами районы Западной Германии и вывезти оттуда документы.

Блант и Моршед действовали быстро и оперативно — они подогнали грузовик к воротам замка, чтобы погрузить в него документы. Но тут вмешалась капитан из женского армейского корпуса США Кэтлин Нэш. Она запретила вывозить документы, сославшись на то, что они являются американской собственностью.

Прямо как у М.Волошина: «Буржуй здесь мой, и никому/Чужим их резать не позволю».

Как Бланту удалось уговорить Нэш – осталось тайной. Тем не менее, Блант и Моршед забрали документы, а Нэш и другие американские офицеры, наверное, в качестве компенсации, присвоили драгоценности династии Хессе, которые они обнаружили в тайнике в замке. Всего-то ничего на 3 млн долларов в ценах 1945 года!

 

Энтони Блант

 

Самое забавное в этой детективной истории, что Энтони Блант — близкий родственник королевы, майор британской разведки МИ-5, оказался по совместительству высокопоставленным сотрудником НКВД.

- Известно, что немецкие специалисты помогали нам создать ракетно-ядерный щит…

- В 1945 г. из Германии в СССР было вывезено 70 специалистов, а к концу 1948 г. в советских лабораториях под опекой МВД насчитывалось около трехсот немецких ученых, инженеров и квалифицированных рабочих. Среди них были такие видные ученые, как Манфред фон Арданне, Вернер Цулиус, Гюнтер Вирт, Николаус Риль, Карл Циммер, Роберт Депель, Питер Тиссен, Хайнс Позе и др.

 

Николаус Риль (справа) и Карл Циммер, немецкие ученые, участники советского атомного проекта

 

Всего в СССР было вывезено порядка 20 тыс. немецких специалистов разного профиля. Часто возникает вопрос: отправлялись ли немецкие специалисты в СССР насильно, под угрозой репрессий? Отвечу: нет. Эти специалисты и ученые прекрасно понимали, что немецкий военный потенциал внутри страны не будет востребован как минимум в ближайшие годы, а то и десятилетия. Между тем, в СССР специалистам из Германии предоставлялись отличные условия, большие зарплаты. Скажем, С.П.Королев, будучи главным конструктором, получал зарплату 6 тыс. рублей, а его заместитель Мишин получал уже 2,5 тыс. Так вот, семь немецких конструкторов, которые занимались ракетами у Королева, тоже получали по 6 тыс. рублей. Больше Королева никто не получал, но у немцев были еще определенные льготы.

Многие немцы, работавшие в Союзе, привозили с собой мебель, пианино, посуду, некоторые даже приезжали с бонной для своих детей. Потом при возвращении на родину все это увозилось обратно.

Например, немецкие ядерщики работали во многих местах Союза, но везде им отводились хорошие дома для проживания, обеспечивалось прекрасное питание и условия работы.

Скажем, в Сухуми для группы немецких ядерщиков выделили санаторий «Синоп». Там жило около 60 немецких ученых и специалистов. К ним прикрепили полсотни молоденьких переводчиц из Института военных переводчиков. Они помогали с переводом и, естественно, «стачали» на своих подопечных. Кто-то из особистов назвал их в шутку «Танечками». Название прижилось и даже стало использоваться в секретной документации.

Кстати, немецких ученых нередко премировали. Например, в октябре 1949 г. после взрыва первой советской ядерной бомбы профессор Риль был награжден Сталинской премией первой степени — 350 тыс. рублей и автомобилем «Победа», а также новым коттеджем на 25-м километре Волоколамского шоссе. Мало того, Риль был представлен к званию Героя Социалистического Труда. Два других германских специалиста — Г. Вирту и Г. Тинге — получили ордена Трудового Красного Знамени, звания лауреатов Сталинской премии второй степени и премии в 35 тыс. рублей.

Когда в 1953-54 гг. немецкие ядерщики возвращались домой, на сухумском кладбище осталось 8 немецких могил, и около 20-25 «Танечек» уехало в Германию в качестве жен ученых. Вместе с 18 детьми, родившимися за время работы специалистов в Сухуми.

Что же касается роли немецких ученых в создании советского ядерного оружия, то она, несомненно, немаленькая. Тем не менее, не германские ученые и не советские разведчики, работавшие в США, внесли решающий вклад в его создание.

Ядерный меч СССР был «выкован» сотнями наших ученых и десятками тысяч наших инженеров и рабочих. Главными же руководителями ядерного проекта являлись Сталин и Берия.

- Сумели бы мы восстановить свой экономический потенциал без немецкой контрибуции и немецких специалистов?

- Конечно, да. Уже в ходе Великой Отечественной войны на освобожденной от оккупантов территории начинали развертываться восстановительные работы, пускались в ход электростанции, заводы, фабрики, шахты, рудники. К концу войны было восстановлено свыше 7,5 тыс. предприятий.

Из пепла и руин возрождались сотни городов и тысячи населенных пунктов. Скажем, Сталинград, дотла сожженный и полностью разрушенный во время великой битвы, был заново отстроен. То же было с Минском, Киевом.

Вспомните известный советский комедийный фильм «Мы с вами где-то встречались» 1954 г., где главную роль эстрадного артиста Геннадия Максимова сыграл Аркадий Райкин. Так вот сцены на улицах города, где Максимова сбил велосипедист, снимали в Севастополе на проспекте Нахимова. Через 8-9 лет после войны полностью разрушенный Севастополь (там осталось всего 5 более-менее целых домов) уже отстроен. Вокзал, где Максимов отстал от поезда, снимали на вокзале станции «Евпатория-Курорт», построенном в 1953 г. Евпатория тоже после войны лежала в руинах.

 

Эта сцена из фильма «Мы с вами где-то встречались» снималась в восстановленном Севастополе

 

В 1948 г. промышленной продукции у нас было произведено столько же, сколько в довоенном 1940 г. Уже в марте 1947 г. дала промышленный ток первая восстановленная турбина Днепрогэса. А к июню 1949 г. электростанция была полностью восстановлена: девять новых, более совершенных турбин вырабатывали дешевую электроэнергию.

Победивший народ, вдохновленный Победой, смог быстро восстановить экономику, уровень которой вскоре превзошел довоенный. И сделал бы то же самое и в те же строки и без контрибуции.

 

Беседовал корреспондент Агентства ФинЭк Вадим Лапунов