Коронавирус и вопросы языкознания

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

В наш повседневный лексикон неожиданно вошло слово, которое раньше использовалось в основном в художественной литературе, работах по истории и, иногда, в криминальной хронике. Может быть еще экспрессивными политиками и журналистами, обличающими пороки своих оппонентов. Это слово – мародерство. 

Тут недавно один из представителей власти назвал «мародерами» граждан, пострадавших из-за эпидемии коронавируса и обратившихся к государству за помощью. Очевидно, он вообще не знал, что означает это слово. В словаре сказано, что мародерство (от фр. maraudeur) – преступление, грабёж убитых и раненых на поле сражения или в районе военных действий, стихийных бедствий и т. п. Мародёрство во всех его видах неизбежно сопутствует всяким общественным бедствиям вроде войны, мора, пожара и тому подобного. 

Так кого ограбили эти несчастные, вынужденные сидеть по домам и подсчитывать последние копейки? Неужели обращение за помощью является преступлением? Не туда смотрите, неуважаемый депутат, зря людей оскорбляете. Тем более, что такое явление как мародерство у нас, к сожалению, существует. Уже сейчас в России пытаются ограбить и будут грабить всех, кого только возможно. Без разницы кто ты – чиновник в госучреждении, пенсионер, наемный работник или из тех, кого сейчас принято называть самозанятыми. 

Я даже не говорю об участившихся случаях, когда безработные гастарбайтеры нападают на прохожих или вскрывают машины ради сумки с продуктами. Или когда взламывают дома в дачных посёлках и деревнях, хозяева которых вынуждены отсиживаться в городе из-за карантина, чтобы вынести все подчистую, от инструмента и стройматериалов до постельного белья и саженцев. 

Мародерство – это когда в супермаркетах отдельные предприимчивые личности машинами скупали туалетную бумагу, чтобы ее подороже перепродать. Когда государство закупает, а бизнес наращивает производство медицинских масок и антисептика, но в аптеках их все равно нет, а если и появляются – то по бешеным ценам. Когда в магазинах цены на отдельные продукты прямо на глазах выросли в пять, десять, двадцать раз. Это именно то, что спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал «беспределом» - президент предлагает меры по поддержке граждан, а торговые сети отбирают эту помощь. 

Хорошо, этот рост цен удалось сбить. Так ведь все равно – производители и поставщики продуктов питания как о неизбежном говорят о грядущем росте цен. Нас предупреждают о подорожании бензина (на фоне запрета на импорт дешевого топлива из Европы). Операторы телефонной связи анонсируют повышение тарифов. Банки выступают против отмены комиссии за коммунальные платежи, штрафы, пени и т.д. И отклоняют большинство заявок на зарплатные кредиты под ноль процентов, которые бизнес получил возможность взять в условиях распространения коронавируса. Страховые компании не будут возмещать бизнесу убытки из-за эпидемии. Причем находится куча разумных объяснений и вполне законных поводов поступать именно так, а не иначе. 

А со стороны все выглядит так, словно власть придумывает способы как изыскать дополнительные средства на помощь населению, а те, кто должны решения исполнять, либо ничего не хотят делать, либо сознательно, по тем или иным причинам, затягивают это. 

Не хочу стричь всех под одну гребенку. В России есть руководители, способные принимать жесткие и непопулярные, но необходимые решения. И бизнесмены, которые бесплатно кормят врачей и волонтеров, приобретают медицинское оборудование и за свои деньги строят больницы. 

А естественные монополии и крупнейшие корпорации, получающие гигантские прибыли и выплачивающие огромные зарплаты и премии своим руководителям? Вы годами стригли россиян, которые были вынуждены соглашаться на любые ваши условия и оплачивать все выставляемые счета. Ау, вы где? Что, не можете сами¸ без «волшебного пенделя» от правительства снизить тарифы, уменьшить цены, на какое-то время заморозить оплату услуг? Подумайте об этом, пока не поздно. Все быстро меняется, и может случиться так, что в один прекрасный момент термин «мародерство» из эмоциональной сферы и публицистики перейдет в практическую плоскость. 

Вспомним, что в СССР в уголовном кодексе была статья за мародёрство, предусматривающая очень суровое наказание - вплоть до расстрела. А во время Великой Отечественной за это и расстреливали, причем на месте. Правда некоторые говорили – ничего, «война все спишет». Теперь, получается, все спишет коронавирус? Я бы на это не надеялась. Люди стали умнее и злее. И у нас хорошая историческая память. 

Ольга Семенова, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

На прошлой неделе в Москве скончался протоиерей Дмитрий Смирнов, который некоторое время назад в одном из интервью, рассуждая о коронавирусе, предположил, что он должен «очистить и пробудить хорошие качества в людях». Не так давно батюшка…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"Меня возмущает оскорбление веры. Но отрезанные головы возмущают больше".

    Маргарита СИМОНЬЯН, главный редактор МИА "Россия сегодня" и телеканала RT

    Сопредседатель Зиновьевского клуба Ольга Зиновьева, директор института ЕАЭС Владимир Лепехин и Ксения Зиновьева рассказали об опыте участия в выборах законодательного собрания Костромской области.

    Книжный

    Фото: https://yandex.ru

    В издательстве «Алисторус» вышла электронная версия книги военного историка Александра Широкорада «Блокада. Полная картина битвы за Ленинград (1941—1945 гг.). О блокаде Ленинграда писали сотни авторов.…

      Go to top