Андрей Паршев: «Китайская угроза» России сильно преувеличена

Фото: http://www.km.ru/tv Фото: http://www.km.ru/tv

Сегодня на фоне заметного снижения уровня диалога между Россией и Западом отношения Россия-Китай приобретают ключевое значение в российской внешней политике. Китай в нынешних условиях является главным партнёром и союзником России. Экономики России и Китая хорошо дополняют друг друга, исходящая же от блока НАТО угроза подталкивает наши страны к более тесному взаимодействию в военной сфере. 

Одновременно в наших СМИ постоянно муссируется тема «китайской угрозы» для России. Журналисты, эксперты предупреждают о "желтом проникновении" в Сибирь и на Дальний Восток, указывают на концентрацию экономической мощи КНР и уверяют аудиторию в слабости позиций России на всем протяжении российско-китайской границы. 

Корреспондент Агентства ФинЭк побеседовал о некоторых аспектах «китайской угрозы» с известным российским политологом и экономистом, писателем Андреем Паршевым. 

- Почему у нас периодически возникает тема «китайской угрозы»? Есть ли вообще основания у россиян для синофобии? 

- Эта тема чрезвычайно непростая. Да, в нашем обществе есть некоторая неприязнь к иностранцам вообще. Но на самом деле такого рода отношение существует в той или иной степени в любом государстве или в обществе, и в этом смысле мы не самый выдающийся пример. Но по каким-то не совсем понятным причинам у нас не очень хорошее отношение к китайцам – скажем так, оно хуже, чем могло бы быть с учетом реального положении вещей. И напротив - отношение к представителям западных стран у нас лучше того, каким оно должно было бы быть по объективным причинам. 

Если мы посмотрим на историю, то мы в ней не обнаружим войн между Россией и Китаем, не увидим попыток вмешательства Китая в наши внутренние дела. А вот с Западом картина совершенно противоположная – оттуда неоднократно начинались опустошительные, истребительные вторжения, со стороны западных соседей мы испытываем постоянное давление и перманентное вмешательство в наши внутренние дела. Причем, это происходит на всех уровнях – от мелкого бизнеса до государства. 

Тем не менее, в отношении россиян к китайцам есть такой вот парадоксальный момент. Наверное, это происходит во многом подсознательно – мы в большей степени считаем себя европейцами, нежели азиатами. Однако, надо заметить, сами европейцы, особенно западноевропейцы не числят нас среди «своих». Во всяком случае, большое число из них. Это уж совершенно точно. 

Это, так сказать, субъективные соображения. А объективно сближение России и Китая для Запада всегда было страшной угрозой, опасностью. То, что такое сближение допустила и даже в некоторой степени спровоцировала администрация предыдущего президента США наиболее дальновидными западными критиками считается ее одной из самых больших ошибок, наиболее крупным просчетом. И борьба против этого сближения входит в число первоочередных задач стран Запада, в первую очередь, США. Для этого они всеми возможными способами и с помощью различных механизмов поддерживают наши фобии в отношении Китая и китайцев. Кстати, аналогичная работа ведется и в Китае. У нас считается, что Китай идеологически абсолютно однороден, и там не могут действовать прозападные, проамериканские агенты влияния. Между тем, это не так – таких агентов там имеется в достаточном количестве. 

Таким образом, все эти факторы, когда мы говорим о взаимоотношениях Россия-Китай, необходимо иметь в виду. 

- Вы сказали, что между Китаем и Россией не было войн. Но ведь в 1969 году был же конфликт на Даманском острове? 

- Некоторые публицисты, не знаю, из каких уж соображений, те небольшие конфликты, которые зачастую бывают между соседями (причем, как правило, пограничные, а не межгосударственные), пытаются перевести в разряд войн. Повторю, между Россией и Китаем, по крайней мере, с XVII века, никогда не было войн. Скажем, были интервенции, причем с нашей стороны. Например, мы принимали участие, по приглашению центрального правительства Китая и в составе международной коалиции, в подавлении так называемого боксерского восстания в самом начале XX века. Но опять-таки это был конфликт, а не война. А уж если мы возьмем многовековые отношения России с Европой, да и не только с ней (к примеру, мой отец, он родом из Архангельской области, сам видел на нашей территории американских солдат-интервентов), то здесь с Китаем вообще сравнивать нельзя.

Другого такого примера, когда две такие огромные империи, как Россия и Китай, на протяжении столетий мирно соседствовали друг с другом, - в мировой истории больше нет. 

- Одной из угроз со стороны Китая у нас принято считать его демографическую ситуацию – огромный избыток населения, который может выплеснуться в Россию – в Сибирь, на Дальний Восток со всеми вытекающим последствиями… 

- По-настоящему, демографический кризис мы наблюдаем сейчас в странах Африки и Ближнего Востока, где масса избыточного населения, которому там совершенно нечем заняться и у которого нет никакой возможности трудоустроиться дома, ломится поэтому на богатые территории стран Западной Европы. 

В Китае этого совершенно нет - государству все-таки удалось решить демографическую проблему. Того неудержимого роста числа населения, о котором еще не так давно писалось, и в нашей прессе тоже, сейчас в Китае нет. Как нет, соответственно, необходимости осваивать новые территории для переселения туда избытка людей. И самое главное, что те территории, которые у нас вызываются больше всего беспокойства в связи с потенциальной массовой миграцией китайцев – Дальний Восток, Сибирь, Центральная Азия, с точки зрения китайцев, гораздо менее привлекательны для них, нежели, скажем, страны Южной Азии или тихоокеанское побережье США. Кстати, в эти регионы китайская миграция и происходит и, надо сказать, весьма активно. 

Для Китая наша территория, конечно, представляет определенный интерес, как источник сырья. Более того, как известно, сами китайцы прекрасно умеют добывать наши ресурсы и обеспечивать ими свою экономику. Но при этом физически захватывать наши земли у китайцев острой необходимости нет. 

- Недавно в Пекине был подписан меморандум о сотрудничестве между российской компанией «Гранд Байкал» и китайской «Чжунцзинсинь». Согласно документу, Китай планирует инвестировать 11 млрд. долларов в создание в Байкальском регионе современного туристического кластера мирового уровня. Предполагается, что базовой площадкой реализации проекта станет, скорее всего, территория бывшего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в г. Байкальске. Кроме туробъектов планируется построить транспортную и логистическую инфраструктуры. Есть или необходимость, с Вашей точки зрения, привлекать в этот регион китайских инвесторов? 

- Да, проблема освоения южного берега Байкала – это серьезная проблема. И однозначно поддерживать привлечение китайской стороны к ее решению – не получается. 

Надо понимать, о какой территории идет речь. Там основным экономическим объектом был целлюлозно-бумажный комбинат. Плюс там же располагается ряд меньших по размеру промышленных объектов, которые были построены в советское время. Как вы помните, наша прогрессивная интеллигенция довольно долго боролась против этого комбината. Действительно, было довольно трудно объяснить экономическую целесообразность размещения этого объекта именно там. Несомненно, нужно было разместить его в другом месте, пусть неподалеку, но чтобы комбинат непосредственно не контактировал с Байкалом. 

Но если посмотреть глубже, то можно понять, что строительство таких объектов, создание промышленных кластеров было довольно мудрой государственной политикой по привлечению сюда русского населения. Привлекали именно работой на таких объектах. То есть по сути это была политика по освоению российской территории российским же населением. 

А вот если сейчас будут приняты какие-то решения по участию Китая в освоении этого региона, то на коротком историческом отрезке, возможно, каких-либо серьезных негативных последствий и не будет. Но вот что произойдет в более далекой перспективе, никто сейчас точно сказать не может. 

Мне приходилось бывать на Байкале как раз в тех местах. Действительно, этот регион уникальный и другого такого места на Земле нет. Несмотря на то, что недалеко от озера проходит довольно неплохая дорога, население в этой местности очень редкое. Есть там хорошие горнолыжные курорты. Кстати, лет десять назад, насколько я помню, там катался на лыжах Владимир Путин. По моему мнению, наше руководство не упускает все-таки из виду эти территории и у него есть определенное представление о том, как их нужно развивать. 

Еще раз повторю – я не вижу какой-то целенаправленной китайской политики по освоению и уж тем более присвоению именно российских территорий. Теоретически есть некоторые экономико-исторические причины, по которым Китай может интересовать наш Дальний Восток, скажем, Владивосток. Но опасность китайской экспансии на Север, как мне кажется, сильно преувеличена. 

Беседовал Вадим Лапунов, Агентство ФинЭк

 

Мнение эксперта

Андрей Бунич: Для реформы пенсионной системы нужна иная стратегия развития

Деньги на выплату пенсий россиянам у правительства закончились - объявил бывший министр финансов, глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин. Такое заявление вполне можно назвать сенсационным. Впервые о столь безрадостном будущем страна слышит не…

Интервью

Владимир Бортко: У русских нет своего государства, и это несправедливо

Сегодня наша власть ищет национальную идею, пытается нащупать скрепы, способные сплотить народ России, хочет выработать даже закон о единой российской нации. Однако на этом, без всякой иронии, трудном и тернистом пути особых успехов пока что…

Коротко

Джон Маккейн о божественном происхождении "Голоса Америки", "Радио Свобода", CNN и Би-би-си

"Владимир Путин приближается к тому, чтобы признать международные СМИ иностранными агентами, предположительно, в качестве ответного шага на запрос министерства юстиции США к RT, который американское разведсообщество назвало "главным международным пропагандистским СМИ Кремля", зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Будучи защитником свободы слова и СМИ по всему миру, Соединенные Штаты ясно дают понять: нельзя уравнивать RT и такие телесети, как "Голос Америки", "Радио Свобода", CNN или Би-би-си. Журналисты, которые работают на эти телекомпании, добиваются правды, развенчивают ложь и призывают правительства к ответу".

    Джон МАККЕЙН, американский сенатор

    На злобу дня

    Уинстон Черчилль о свободе слова и давлении на Russia Tiday в США

    "Всегда легче заявлять о своих принципах, чем осуществлять их".

      Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ, британский премьер-министр

      Очередной выпуск литературного киноальманаха, приуроченного к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

      Книжный

      Журнал «Аврора», выпуск №4–2017

      Вышел в свет №4 журнала «Аврора» за 2017 год. Рубрика «100–летие Выстрела» продолжается «Дневником революции» Ильи Бояшова. События июля и августа 1917 года, предшествующие октябрьской…

        Go to top