Кржижановский: Строитель «лесов для единого народнохозяйственного плана»

Не успели отстрекотать пулеметы и отзвенеть сабли Гражданской войны, как правительство задумалось над планами мирной жизни. На самом деле это клише имеет мало общего с реальной обстановкой - в смысле мирной жизни. Страна реально была в кольце недружественных держав, которые ввели эмбарго на внешнеторговые поставки, и рассчитывать можно было только на собственные силы.

А силы (в экономическом плане) были подорваны. В 1920 году валовой продукт страны по сравнению с 1913 годом, если принять его за единицу, составлял всего 0,14. То есть что-то около 7%! Производство угля сократилось с 29,2 млн. тонн до 8,7 млн., стали выплавлялось вместо 4,3 млн. тонн всего 0,19 млн., и такая картина практически по всем позициям. Поэтому вопрос укрепления экономики был без преувеличения вопросом жизни или смерти страны.

Конечно, Новая экономическая политика (НЭП), по поводу которой не утихают восторги нынешних либералов, свой вклад внесла. Воспрянуло сельскохозяйственное производство, расцвела торговля, вновь оживилось мелкое производство, удовлетворявшее текущие запросы граждан. Но поднять базовые отрасли экономики НЭП был не в состоянии. Новые бизнесмены не располагали такими капиталами, да и цели у них были другие, вовсе не ориентированные на подъем страны.

А поднимать было необходимо: и для того, чтобы население страны получило рабочие места, и чтобы не быть смятыми соседями, которые не скрывали своей враждебности.

Правительство начало с начала. То есть с создания энергетического фундамента. За годы гражданской войны производство электроэнергии сократилось в 4 раза (с 2 млрд. кВт.ч в 1913 году до 0,5 кВт.ч в 1920 году). Причем надо было не просто восстановить уровень генерации электричества, а существенно превзойти дореволюционный уровень. Ведь перед экономикой стояли нешуточные задачи – не восстановление довоенных объемов, а выход на существенно более высокие показатели. Только это давало гарантии сохранения страны на карте мира в качестве суверенного государства. Да и сама экономика стала куда более энергоемкой, прежде всего в плане потребления электричества. Таковы были жесткие требования, которые наперебой диктовали политика, экономика и научно-технический прогресс.

Тогдашние руководители вместо того, чтобы издать пару указов и законов и успокоиться, взялись за дело по существу. По инициативе председателя Совнаркома В.И. Ленина была создана Государственная комиссия по электрификации России. Именно она по распространенной тогда моде на аббревиатуры называлась ГОЭЛРО. В ее состав были включены 200 ведущих специалистов-энергетиков. Вдохновленные перспективами энтузиасты работали ударными темпами, и в декабре 1920 года представили на обсуждение VIII Всероссийскому съезду советов 650-страничный план электрификации страны, который был одобрен делегатами. Спустя год план был утвержден на IX Всероссийском съезде советов.

Надо заметить, что для такого труда 650 страниц совсем немного. Ведь это был не просто план электрификации. Хотя и эта задача более, чем грандиозная, если учесть, в каком состоянии находилась электроэнергетика того времени вообще, а после Гражданской войны тем более. Это был комплексный план развития (а точнее создания) экономики всей страны. Причем на новой технологической основе. Требовалось построить мощности, которые генерируют энергию (электростанции), заводы, которые производят оборудование, позволяющее эту электроэнергию добывать. А еще ее ведь надо передавать - значит, нужны опоры и кабели, провода, которые сделаны из металла, в том числе цветного, изоляционные материалы, которые не были разнообразными. И вновь заводы, которые их делают. Не забыть про транспорт, который развозит необходимые компоненты к местам строек, привязку к местности, то есть к тем регионам, которые будут энергию использовать как в промышленности, так и бытовых целях. Вот что такое план, подготовленный Комиссией! Без преувеличения план технического преобразования страны. Да и социального тоже. Причем, судя по содержанию, буквально втиснутому в сжатый объем, можно безошибочно предположить, что он содержал минимум общих слов и рассуждений.

Контуры электрификации рассматривались еще в дореволюционный период. Но это были только наметки и к тому же ограниченные рамками энергетики. Высказывал по этому поводу свои соображения и крупнейший мыслитель XX века Владимир Иванович Вернадский, но тоже на концептуальном уровне. Скорее обосновывая необходимость развития электроэнергетической базы, чем предлагая конкретные пути решения. Практические шаги были предложены комиссией ГОЭЛРО. Недаром его называли первым перспективным планом развития экономики в послереволюционный период.

Грандиозная по масштабам задача требовала соответствующего управления. Одновременно жесткого и компетентного, причем построенного на непоколебимой вере в осуществимость плана.

Надо сказать, что в возможность реализации плана мало, кто верил. Известный фантаст Герберт Уэллс, посетивший Россию, и встретившийся с В.И. Лениным, назвал его «кремлевским мечтателем» и даже по возвращении на родину написал брошюрку под названием «Россия во мгле». Великий фантаст, писавший о «машине времени» (и менее известный у нас как политический деятель и философ, автор трудов о переустройстве общества) постарался быть объективным. Поэтому он не мог не восхититься грандиозностью замысла, но и не мог удержаться от скепсиса. Тем более был поражен увиденным, спустя полтора десятка лет (в 1934 году) во время своего второго посещения Страны Советов.

Во многом успехи, приведшие в восторг британского футуролога, обязаны такой незаурядной фигуре, как Глеб Максимилианович Кржижановский. Он сочетал в себе все необходимые качества крупного хозяйственного руководителя – профессионализм, стойкость в решениях и убежденность в правоте своего дела.

 

Обсуждение плана ГОЭЛРО. Слева направо: К.А. Круг, Г.М. Кржижановский, Б.И. Угримов, Р.А. Ферман, Н.И. Вашков, М.А. Смирнов

Энциклопедические строки, в соответствии с жанром - скупы. Родился в 1872 году в Самаре. Завершил жизненный путь в 1959 году в Москве. А между этими двумя датами – Самарское реальное училище и Санкт-Петербургский технологический институт (оба учебных заведения окончены с отличием), статьи в научной печати; участие в социал-демократическом рабочем движении (аресты, ссылки); сотрудничество с В.И. Лениным по продвижению идей марксизма и социал-демократических воззрений в массы (подготовка газеты «Рабочее дело» и непосредственное участие в создании «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», подготовка вооруженного восстания в Москве в 1917 году).

Все это время Глеб Максимилианович занимался научной работой в области наиболее близкой ему энергетики. Глубокие по содержанию труды одновременно имели практическую направленность, не были оторванными от реалий академическими записками. Ведь Кржижановский, находясь в ссылках, изучил не только «столичный» материал, но и на себе ощутил жизнь российской глубинки. А будучи на нелегальном положении, поработал и простым электриком, и помощником машиниста паровоза. Между прочим, годы «узничества» он назвал «сверхуниверситетами».

После Октябрьской революции 1917 года ему было поручено восстановление энергосетей Москвы. А в 1918 году он уже был Председателем Государственных сооружений ВСНХ. Еще год спустя (в 1919 году) назначается Председателем Главэлектро ВСНХ. В 1920 году по заданию В.И. Ленина пишет фактически программный труд «Основные задачи электрификации России». Таким образом, когда в феврале 1920 года была образована Комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО), вопрос о том, кто ее может возглавить, фактически не стоял. Естественно, Глеб Кржижановский.

Комиссия с возложенными на нее задачами справилась блестяще. На их решение отводилось 10-15 лет. План был не только выполнен, но и перевыполнен по всем основным позициям.

Так, по плану, предложенному Комиссией, предполагалось превзойти показатель 1913 года по выпуску продукции в 1,8-2 раза. В 1930 году статистические органы зафиксировали превышение в 2,5 раза, а в 1935 году в 5,8! В 1913 году производство электроэнергии составляло 2,0 млрд. кВт.ч, по плану намечалось добиться 2,8 млрд. А в 1930 году производили уже 8,4 млрд. кВт.ч. Угля добыли в 1932 году 109, 8 млн. т, хотя по плану намечалась добыча в 62,3 млн. т.

Необходимо подчеркнуть, что несмотря, на жесткое плановое начало, реализация намеченных целей осуществлялась достаточно гибко. Так, учитывались особенности местности и в первую очередь энергоресурсы – потенциал малых рек, местных видов топлива (торф, сланцы, местные угли), и даже ветровой энергии. Не было догматизма и в вопросах социалистической собственности. К строительству объектов привлекался частный капитал, для чего применялось льготное кредитование и налогообложение.

План электрификации по сути был целостным планом развития экономики страны. Электрификация выступала лишь ключом к решению поставленных задач. Это была единая система энергосетей, объединяющая производство, передачу и распределение энергии. Все это было подкреплено ресурсами, прогнозами потребления, финансами. Во вводной части к «Трудам ГОЭЛРО» Кржижановский писал: «… построить основные леса для реализации единого государственного плана народного хозяйства».

 

Советский агитационный плакат

Именно поэтому, по образцу ГОЭЛРО в 1923 году была создана Государственная Комиссия СССР по планированию при Совете труда и обороны при СНК СССР с существенно более широкими полномочиями и задачами. Фактически это был Госплан СССР. С 1925 по 1930 год его возглавлял Глеб Максимиллианович Кржижановский.

Однако, придерживаясь концепции более гибкого и ориентированного на децентрализацию планирования, он разошелся во взглядах с крупным партийным деятелем Валерианом Владимировичем Куйбышевыми и академиком Станиславом Густавовичем Струмилиным. Они придерживались линии на централизованное планирование, которую выдвигал Иосиф Виссарионович Сталин. В итоге Кржижановский был освобожден от должности Председателя Госплана и переведен на руководство созданного им же Энергетического института АН СССР (ЭНИН).

С высокой долей уверенности можно предположить, что причины перевода Кржижановского на более близкий к науке участок объяснялись тем, что в эти годы страна стала готовиться к возможной войне, что требовало усиления директивного начала в индустриализации, и тем более это было необходимо в период боевых действий. Соответственно, организацию должен был возглавить более авторитарный руководитель.

Опыт Глеба Максимилиановича не остался невостребованным. Он руководил созданным им институтом до конца своей жизни, участвуя в подготовке практически всех масштабных экономических проектов, был вице-президентом Академии наук, создал Отделение технических наук, ряд институтов технического профиля. Под руководством ЭНИНА была разработана Объединенная энергетическая система и создана Единая электроэнергетическая система СССР.

За многолетний труд на благо страны он получил звание Героя социалистического труда, а за вклад в науку – действительного члена Академии наук СССР.

Михаил Беляев, кандидат экономических наук, экономический обозреватель радио «Спутник», ведущий аналитик Агентства СЗК\

Книжный

«Орудия легендарных твердынь»

В киоске «Союзпечать» и на сайте журнала «Техника — молодежи» появились два спецвыпуска журнала «Оружие» — «Орудия легендарных твердынь». В первом рассказывается о западных крепостях,…

    Go to top